Велотур с элементами эндуро: Адыгея-Сочи-линия Маннергейма (дни 5,6,7)

Мы прибыли в Сочи и вселились в Приморскую.




Хотя Юрич и утверждал, что мы друг другу надоели хуже горькой редьки — поселились мы в одном номере и с огромным удовольствием пошли вместе в ресторан. Ощущение у нас было, словно мы вернулись из мира иного — не верилось, что только утром поливал аццкий дождь, а сами мы торчали посреди труднейшего для нас для всех спуска. Было странно, что мы сидим на креслах, а не на попопенке, а перед нами стол, и ходят офицантки, горят нежным светом газовые фонари, легкий бриз колышет шторы. Ни горелки, ни палаток, но пронзаяющего холода горной осенней ночи! Вот так — как по волшебству, мы оказались снова в большом мире.
Это надо отпраздновать!
Напробовались изысканых яств и чуднЫх коктейлей (как вам коктейль санкт-петербург на основе золотого рома?), мы, сытые, довольные и изрядно победневшие (на два килорубля примерно каждый), отправились спать.

Мы хотели утром сняться до 12 из гостиницы и поехать кататься по городу, но разложенные по всему номеру вещи (они заполонили!) и дождь за окном поменяли план. Я сходила продлила номер, который обошелся нам в общей сложности в три килорубля за полтора суток (номер на троих, с ванной, телеком и холодильником).



Женька: Авэ МНЕ!



Питание в гостинице достойно отдельного поста, поэтому не буду расписывать, как отъедались наши тела на шведском столе, почувствовав, что угроза миновала, и теперь-то можно кушать! Восстановление шло полным ходом, следующий его шаг — отоспаться — был успешно решен в поезде.
Неудобные места — все верхние боковые — предрекали исключительно сон. Но флуд в нас не истребим! Организм хотел домой, и всеми силами это показывал, поэтому в Северной пальмире мы с Юричем убеждали Женьку, что он тоже не хочет ехать по этой линии Маннергейма, смотреть эти ДОТы, которые наверняка скучные и одинаковые, да и погода — не блеск…. В общем, толи навык красноречия надо нам с Юричем улучшать, толи у Женьки упорство — суть упрямство, и само по себе бесконечно, но факт, он даже меня переубедил, что надо ехать, ибо иначе это будет слив.

Я решила не пользоваться правом вето, и посмотреть, а вдруг там и правда интересно. Хотя, конечно, после гор….

Северная пальмира — невероятно странный поезд. Начать с того, что в нем нет вагона-ресторана, а закончить тем, что он едет через Москву, но не останавливется в ней. С каждой сотней километров мы замечали, как меняется природа, погода — все холоднее и промозглее становится, тучи затягивают небо, а осень начинает хмуриться.


Питер. Московский вокзал. Пару-тройку часов назад отбыла основная часть нашей группы, которую нам предстояло догнать. Они оставили в камере хранения вещи, на которые мы заменили наши уже порядком истасканные, и снова все сдали в камеру.
Закупка еды — и мы мчимся на электричку на Финландский, заскочив за добавкой газа для горелки.
Узнаем, что электричку отменили, и наша следующая — через 4 часа. Ну, значит, так тому и быть!

По городу мы катались неспешно и по ЖПС, забрели на дворцовую совершенно случайно. Ко мне постепенно вернулась память о тех местах, где мы проезжали — я много читала про Питер и даже однажды, в глубоком детстве, была тут на экскурсии. Я начинаю рассказывать спутникам, что за места мы проезжаем, немножко из истории, немножко из архитектуры, немножко из культурологии — за что получаю прозвище зануды (ха, будто я не знала), и продолжаю выуживать воспоминания уже для себя, в голове, изредка отвечая на вопросы Женьки и Андрюхи, ибо любопытство не победить)



Дворцовая площадь




Наконец, мы садимся в эльку, часа полтора пути — и высаживаемся на станции, откуда 10 км до точки выхода на маршрут, и еще 10 км по маршруту до места ночной стоянки.
У Юрича проблемы с вкручиванием я тоже как-то вяло еду, никак не могу серьезно оторваться на хардтейле от Женьки на его мясобайке. Мы летим по красивой дорожке, и я гоню ребят изо всех сил, пиная на каждой остановке. Я хочу привести их к месту стоянки засветло, и мне начхать, как они это сделают. Ребята молча и упорно едут за мной.
На точке входа на маршрут встречаем мы — знали бы вы кого — нашу основную группу, которая о чем-то напряженно думает. Много шума мы подняли (\»А вот мы!\», \»А вот было так!\», \»А вот представьте, это жесть!\») — за что нас сразу прозвали йужанами, и тихо над нами посмеивались.
Дальше ведет нас Селена, и я расслабляюсь. Мне уже пофиг, приедем мы затемно или нет, но мы таки успеваем, ночуем у озера рядом с танковым полигоном.
За приготовлением ужина Макс поджигает горелку, и она благополучно взрывается под комменты типа \»Она не рванет, не ссыте\». Феерическое шоу в стиле милитари, понравилось!
Ночь приносит кому-то сон, а у кого-то от перемены климата случился досадный казус с пищеварением типа диарея, и Женька пол ночи колобродит. Наутро не хочется вставать, уж больно на улице мерко. В противоположность вчерашней сухой и теплой погоде идет дождь — мелкая морось, которая скорее давит на нервы, чем реально мочит.


Выдвигаемся мы в районе 9.
Поиск первого дота — он в стиле нашего Штурмана. \»Прогревочный\» — как сказал Макс. Воистину, мы отлично прогрелись, бруляя по вырубке, которая по совместительству еще и полигон.


Там по пути словили интересные ощущения от Женькиного \»Я цепь потерял…\»
и от крика Юрича примерно через минут 15 \»Вот она, рядом с моей кучей!\» ДОТ нашли.


Я в ДОТе, в подъемной щахте пулемета.

Дальше по лесу, по азимум ищем еще один — тоже находим, все пока удачно.




Дорожка, по которой мы едем — красота! Камни и мхи, хвоя, совсем немного лиственных деревьев. Суровый серо-коричнево-зеленый пейзаж. Он навевает грусть, но грусть эта — не родня тяжкой печали.
Километрик, два по болоту — словно и не вылазили из мещеры! Какая прелесть, что я этого давно уже не боюсь! Ноги мокрые, плечи начинают тоже подмокать.

В итоге после осмотра плотины, на станции, я, посоветовавшись с моей группой, решаю, что наша тройка еде в Выборг. Причины две — Женькин кишечник, который не принял со вчерашнего дня пищи, и человек к утру \»сдохнет\» без нормальной терапии, итак уже на силе воли едет; плюс — ливень, в который медленно и неотвратимо превратился дождь. Остальная часть упорно сопротивляется, но в итоге поддается на искус парка Монрепо в Выборге)
Электричка нас доставляет на вокзал, где Юрич становится нашим гидом, хотя он заблудился. Гостиница, куда мы приехали, нас посылает — нет мест! Вторая, до которой дозвонился Юрич — тоже. С третьей договариваюсь я, убедив женщину на том конце провода сделать нам бронь. В итоге нам действительно что-то такое сделали, ибо мы приехали и вселились! О, чудо, теплая постель, мягкая и только моя! Как же хорошо — горячий душ после всего этого мокрого холода, доводящего организм до тряски!

Утро. Вещи у всех собраны, и только Юрич по старой доброй привычке заставляет группу себя ждать полчаса.
Мы не торопимся, нет нужды.
Едем на вокзал, узнаем расписание, покупаем билеты, кто-то оставляет вещи в камере хранения — и в парк!


Погода шепчет — сухо и солнечно! Катаемся, обозреваем Выборгскую крепость,


а в парке — очень приятно.
Стихийно разбиваемся на две группы -помедленнее, втыкающую во все подряд, и побыстрее — зачем-то спешно проезжающую по этим тихим дорожкам на берегу озера.


Потом мы воссоединяемся, находим кочку, и кое-то на ней прыгает, а кое-кто смотрит)

Групповое фото:


Возвращение в Питер. Мы с Женькой под его чутким руководством выходим не на вокзале, и катимся по городу, осматриваем его.
Наш поезд позже на час, и мы не спошим, спокойно приезжаем, провожаем ребят, потом собираемся и садимся сами.

Чай, разговоры, поезд….

Вот теперь мы едем домой!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.