Юрий Каширин о велоспорте


alt

Девять раз вокруг Земли

За свою гоночную карьеру Юрий Каширин накрутил на велосипеде около 350 тысяч километров


Среди
чемпионов и призёров Московской Олимпиады-80, которых нынешним летом
чествовали в «Лужниках» по случаю её 30-летия, был и знаменитый
велогонщик, представитель «Локомотива» Юрий Каширин. О своих
воспоминаниях об Олимпиаде и жизни после неё Юрий Алексеевич рассказал
«Гудку».

 

За банкетным столом в «Лужниках» я встретился с друзьями, с которыми на
Олимпиаде 30 лет назад выиграл командную шоссейную гонку на 100 км: с
Олегом Логвиным, Сергеем Шелпаковым, Анатолием Яркиным. Внешне все они,
естественно, повзрослели, изменились. Но по состоянию души больших
перемен в них я не нашёл – в глазах у ребят увидел всё тот же молодой
задор и блеск, как и после завоевания олимпийского «золота».


– Нюансы триумфального заезда обсуждали?

– Как оказалось, каждый из нас помнил только отдельные фрагменты гонки.
Но если говорить о ней в целом, «золото» мы выиграли очень уверенно. Со
старта наша команда на одном дыхании при лобовом ветре домчалась по
Минскому шоссе до Дорохова. Там возле постамента у танка  дружно
развернулась «домой» и последние километры отработала автоматом, не дав
никаких шансов нашим главным конкурентам – гонщикам ГДР. Восточных
немцев, которые на Играх-1980 выступали в ранге чемпионов мира, мы
опередили на 1 мин. 21 сек. Для шоссейников это большое преимущество.


– В каких ещё стартах вы участвовали на Олимпиаде-80?

– В индивидуальной гонке тренеры поставили нам вместе с Анатолием 
Яркиным задачу вывести за собой к финишу Сергея Сухорученкова и Юрия
Баринова – они в этой дисциплине были лидерами сборной. Сначала на
основном отрезке трассы мы шли впереди них, а потом они, сохранив силы
для спурта, вышли вперёд и стали победителями. Я с Яркиным остался без
медалей, зато Сухорученков выиграл «золото», Баринов – «бронзу».


– За свою гоночную карьеру сколько же всего километров вы накрутили на велосипеде?

– Прилично, около 350 тыс. Это почти девять раз вокруг экватора. После
домашней Олимпиады я гонял на шоссе ещё шесть лет. За это время в
составе сборной СССР был победителем и серебряным призёром чемпионатов
мира, выиграл престижную международную многодневку «Молочный тур» и один
из этапов любительской версии «Тур де Франс» – «Тур де Лявенир».
Активную карьеру завершил победой на чемпионате мира среди
железнодорожников.


– И все эти годы соревновались только на шоссе?

– Я понимаю, что под крышей велотрека на гладком полотне гоняться
комфортнее. На нём ни колючий ветер в лицо не дует, ни дождь на голову
не льёт. Но я по своей природе – шоссейник.


– Чем вы занимались, когда окончили выступать?

– В 1987-м Федерация велоспорта доверила мне юниорскую сборную СССР. А
год спустя, после неудачной для советских велосипедистов Олимпиады в
Сеуле, я стал главным тренером национальной команды по шоссейным гонкам.
На этом посту, впрочем, долго не продержался. Перед Играми в Барселоне
меня заменили на Николая Горелова.


– Что-то случилось?

– Да нет. Просто поразмыслив, в федерации пришли к выводу, что для
должности главного тренера я ещё молод. Но я на них не обиделся,
посчитав, что при позитивном отношении к жизни в ней всегда можно найти
новые пути. Применение своим силам в дальнейшем я нашёл за рубежом.
Сначала в Каире, где я оказывал консультативные услуги Федерации
велоспорта Египта. А затем и в Канаде. Со сборными «Кленового листа» по
шоссе и треку в качестве главного тренера я отработал три олимпийских
цикла. Наибольшего успеха мои подопечные добились в Атланте-96. Там они
завоевали пять олимпийских наград.


– Ну вот, а говорили, что вы чистый шоссейник! Канадцы всё же убедили вас работать ещё и на треке.

– Канадцы не захотели отдельно нанимать тренера на трек, вот и убедили
меня тренировать и шоссейников, и гонщиков на велотреке. Там, между
прочим, я занимался ещё и развитием маунтинбайка – это горный велосипед.
Правда, не как тренер, а в статусе администратора национальной команды.


– А что теперь, когда вы вернулись на Родину?

– Полтора года назад я принял предложение стать директором
специализированной детско-юношеской велошколы олимпийского резерва.
Курировал тренировки 300 мальчишек и девчонок, собранных практически со
всего Подмосковья: Дмитрова, Жуковского, Искры, Дубны и Электростали.
Однако минувшей осенью после бесконечных сокращений бюджета школы работу
в ней я оставил. Согласитесь, что при нулевом финансировании, когда у
детских тренеров нет даже машины для сопровождения ребят на шоссе,
сколько ни старайся, олимпийских чемпионов не вырастишь. А обманывать
ребят, как, впрочем, и их родителей, да и себя тоже, не хочу. Сейчас я
занят строительным бизнесом.


– Многие специалисты говорят о кризисном состоянии отечественного
велоспорта. В том числе и знаменитый основатель питерского «Локосфинкса»
Александр Кузнецов, который заявил, что две бронзовые медали наших
велосипедистов на Играх в Пекине не что иное, как позор. На ваш взгляд,
что нужно сделать, чтобы выйти из этого состояния?

– Нужно создать стройную систему, которая включала бы разветвлённую по
всей стране «кустовую» сеть специализированных ДЮСШ. На самой вершине
пирамиды должно быть несколько профессиональных команд, а не как сегодня
– одна-единственная «Катюша». И нужно постоянно подпитывать эту
пирамиду достойной материальной поддержкой: государственной и
спонсорской. Иных рецептов у меня нет.



Беседовал Владимир Суетин.



Фото: www.gudok.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.