Интервью с Дэном Афертоном (часть 2): Запертый в клетке собственного разума.

В первой части интервью Дэн рассказал нам как использование
психологических приёмов и сила воли помогали ему бороться с
последствиями травмы в первые три месяца после падения, когда он был
буквально прикован к кровати. Находясь в плену Halo (специального
устройства, которое поддерживает и фиксирует шею и голову) Дэн мог
отгородиться от мира практически в прямом смысле слова.

Освободившись от Halo, ему пришлось столкнуться с потерей как
физической, так и психологической формы начать трудоёмкий процесс
восстановления. В этой части интервью мы поговорим с Дэном о том, чему
научила его полученная травма, о его слабых местах, о самоконтроле и
планах на будущее. Сестра Дэна Рейчел также расскажет нам о том, как
случай, произошедший с братом, и её собственные недавние травмы
повлияли на её отношение к гонкам и жизни в целом.



Себ: Как это падение отразилось на вашем катании и отношении к гонкам в целом?

Рейчел:
В тот момент, когда Дэн упал, у меня было травмировано плечо, Джи был
на соревнованиях, и мы с Дэном находились дома одни, наблюдая за
выступлением брата с помощью сервиса Freecaster. Было странно наблюдать
за тем, как Джи пытается пролететь трассу в Шампери (Champery) на
максимальной скорости. В тот момент казалось, что опаснее этого в мире
не может быть ничего. Я понимала, насколько просто было в тот момент
кому-нибудь из райдеров получить травму и разом потерять всё. Я была
напугана.

Дэн: Помню,
как-то раз через несколько недель после падения, я смотрел телевизор… 
там показывали соревнования Red Bull X-Fighters в Лондоне. Я отчётливо
помню, как думал в тот момент: «Неужели человеческое тело на это
способно? Как им удаются все эти трюки?» Я чувствовал себя таким
уязвимым. Я даже не хотел сам садиться за руль машины. Когда мама
забирала меня из госпиталя домой, я чуть не обделался от страха по
дороге. Я вздрагивал при виде каждой приближающейся на встречу машины.
Я действительно чувствовал себя очень уязвимым! Было ощущение, что если
вдруг что-то случится, то я непременно погибну, так как мои позвонки
были ещё слишком чувствительны к толчкам и сдвигам.

Себ: И долго у тебя сохранялось это ощущение?

Дэн: Сложно сказать…я просто провёл несколько недель безвылазно дома. Рисковать совершенно не хотелось.

Себ: Таким образом ты пытался максимально оградить себя от любого внешнего воздействия?

Дэн: Да, именно так всё и было.

Себ:
Всё произошедшее заставило тебя иначе взглянуть на многие вещи? Ты до
сих пор чувствуешь себя уязвимым, а окружающий мир опасным, как и в
первые недели после падения?

Дэн: Нет, я уже успел подзабыть, как это было.

Рейчел: Нельзя зацикливаться на плохих мыслях, ведь нужно как-то жить дальше.

Дэн:
Я помню, как в голове у меня мелькали мысли: «Смогу ли я так прожить
всю жизнь?» Но с таким настроем ни о какой быстрой реабилитации не
могло быть и речи. У меня бы просто ничего не получилось. Но, тем не
менее, я был очень напуган произошедшим.

Себ: Считаешь ли ты, что всё случившееся позволило тебе в некотором смысле прозреть? Взглянуть на жизнь под другим углом?

Дэн:
Я понял, что надо смело встречать удары судьбы и стремиться к
возвращению в нормальную жизнь чего бы это ни стоило. Просто нужно
продолжать жить. Когда я смотрю на Стивена Мюррея (Stephen Murray) и
Тару (Tara Llanes), я думаю: «Как они справляются со своими
проблемами?»…Но им никто не дал права выбора. Им пришлось просто
упереться изо всех сил и продолжить жить.

Себ:
Ты сказал, что чувствовал себя крайне уязвимым, так как не мог
контролировать и адекватно реагировать на происходящие вокруг тебя
события. Ты производишь впечатление человека, которому необходимо всё
вокруг контролировать в повседневной жизни.  Не то чтобы держать все в
ежовых рукавицах, но быть мотивированным, уверенным в себе и в том, что
способен повлиять на происходящее при необходимости. Это чувство
контроля над происходящим, оно действительно так важно для тебя?

Дэн:
Да, когда всю сознательную жизнь ты сам решал, как жить и что делать,
ходить ли в качалку, с какой скоростью ездить на авто, всё вроде шло
своим чередом. Но внезапно всё меняется, и у тебя больше нет свободы
выбора и контроля над происходящим. В этот момент ты начинаешь ощущать,
как тебе его не хватает. События разворачиваются помимо твоей воли. Это
заставляет задуматься и понять где находится грань, за которой нет пути
назад.

Себ: Продолжая
разговор о контроле…многие люди считают экстремальный спорт слишком
рискованным. А также думают, что спортсмены-экстремалы — это самоубийцы
или люди, лишённые чувства страха и самосохранения. Но лично я считаю,
что подобные виды спорта способствуют развитию самоконтроля.

Рейчел: Я считаю, что весь этот экстрим – очень опасное дело. Настоящая глупость!

Себ: Тогда зачем ты этим занимаешься? Ты чувствуешь, что можешь справиться с любыми трудностями?

Рейчел: Нет, мне на самом деле бывает до смерти страшно, когда я прохожу какую-нибудь трассу.

Себ: Часто с тобой такое происходит?

Рейчел:
Чем больше травм ты получаешь, тем чётче ты видишь обратную сторону
побед и высоких результатов в спорте. После того, как Дэн сломал шею, а
я никак не могла разобраться с травмой плеча, помню, как думала:
«Неужели это того стоит?». Я не знаю, стоит ли игра свеч. Ведь травмы
могут поставить крест на твоём здоровье и обычной жизни.

Себ: Не думаете ли вы, что недооценивали возможные последствия ежедневного риска до того, как получили все эти травмы?

Дэн:
Естественно ты не думаешь о плохом. Не даёшь хода дурным мыслям. Если
взглянуть на элиту мирового экстремального спорта, то можно заметить,
насколько они самоуверенны, эгоистичны, и до определённой степени
замкнуты в себе. Всё это потому, что им постоянно приходится
блокировать негатив и мысли о потенциальном риске. Они просто верят в
себя, и тебе приходится поступать точно также.

Рейчел: чтобы добиваться высоких результатов, приходится верить в свою неуязвимость и непобедимость.

Себ:
(обращается к Дэну) В итоге вам приходится пресекать все негативные
мысли на пути к успеху? И теперь, когда ты знаешь, к чему это может
привести, изменился ли ты как спортсмен? Как теперь ты собираешься
готовить себя в психологическом плане?

Дэн:
По правде сказать, я волнуюсь. Снова сесть на байк… Не знаю, как это
будет у меня получаться. Естественно, всё произошедшее повлияло на
меня. Я понял, что мне далеко до супермена.  Теперь мне нужно
сфокусироваться на том, что получается лучше всего и не распыляться на
много дисциплин сразу. Ты тот, кто ты есть и с возрастом положение
вещей едва ли изменится.  Я помню, как один из моих друзей спросил: «Ты
адреналиновый торчок?», и я ответил: «Конечно же, нет!». В тот момент я
подумал, что это самая большая глупость, какую он только мог сморозить.
И вот, после двух месяцев бездействия, пока я не катался на велосипеде,
не гонял на машине, не делал ничего такого, что могло бы пощекотать
нервы…я почувствовал, что мне просто необходимо снова ощутить прилив
адреналина. Я не говорю, что некоторые люди являются в прямом смысле
слова адреналиновыми наркоманами, но в определённом смысле мы
подсаживаемся на экстрим. Теперь я отчётливо понимаю, что не могу жить
так спокойно и размеренно, как мне приходится это делать сейчас. Я
вполне осознаю, что могу получить травму, но готов рискнуть.
Photo: Sven Martin



Себ: Куда направишься после Калифорнии? Каковы ближайшие пункты в программе восстановления и планы на будущее?

Дэн:
Снова заняться тренировками на велосипеде – это следующий важный шаг на
пути моего возвращения в спорт, и мне на днях удалось это сделать.
Дальше мне предстоит начать кататься по бездорожью, и тренироваться
чуть упорнее, чтобы боль отступала с каждым днём. Каждый день после
обеда я ложусь спать и к вечеру чувствую себя совершенно разбитым, шея
начинает жутко болеть и трудно повернуть голову. На новый год я вернусь
в Кали, потом до января снова буду проходить процесс реабилитации в
этой клинике, ну а потом отправлю готовиться к сезону в Новой Зеландии.
Врачи полагают, что мне нужно пройти ещё один 30-дневный комплексный
курс восстановления прежде, чем я смогу приступить к по-настоящему
серьёзным тренировкам. В Новой Зеландии я надеюсь снова сесть за руль
DH байка и начать гоняться…правда пока не на уровне Чемпионата Мира.
Сначала нужно просто снова прочувствовать велосипед, привыкнуть к нему,
но не слишком рисковать, ставя на кон своё здоровье. Мне нужен
правильный настрой, и я уверен, что он придёт.

Себ: Когда я смотрел один из эпизодов из цикла Atherton Project (
его можно посмотреть по этой ссылке),
где ты говорил, что случившееся заставило тебя иначе расставить
приоритеты, так как возможно ты всё время что-то упускал из виду.
Можешь пояснить, что ты имел в виду?

Дэн:
Сейчас мне не хотелось бы раскрывать все карты. Могу лишь намекнуть,
что возможно, это как-то связано с организацией тренировочного процесса
других людей.

Себ: Ты жаждешь вернуться в гонки?

Дэн:
Да. Но мои приоритеты немного сместились. Я хотел выступить на
Олимпийских Играх, стать лучшим райдером в дисциплинах 4X и DH. Но
теперь я понимаю, что не могу заниматься всем сразу и не такой уж я
непобедимый. Я решил сосредоточить усилия на том, что люблю больше
всего и это – даунхилл. К чёрту всё! Никакого больше 4X.

Себ: Никакого 4X?

Дэн:
Я не думаю, что 4X жизнеспособен как вид спорта. Это стало каким-то
дополнительным шоу, способом зарабатывания денег и люди уже не
воспринимаю 4X как серьёзные соревнования. Этот спорт находится где-то
на стыке DH и BMX-racing, он очень зрелищно смотрится и зрителям он
нужен, но самостоятельным серьёзным видом 4X не станет. Это лишь
небольшое дополнительное шоу, таким 4X и должен остаться.

Себ: Как ты ощущал себя, когда приходилось выступать и в DH, и в 4X одновременно?

Дэн:
Мне это нравилось. Я также хотел начать выступать и на BMX. Меня до сих
пор заморачивает эта мысль – быть лучшим в мире гонщиком в дисциплинах
DH, 4X и  BMX-racing. Меня немного напрягает, что я не смогу всего
этого достичь сразу, но в тоже время не хочется получить очередную
травму, после которой я никогда больше не могу катать DH. Мне бы
хотелось найти молодого райдера, которого я мог бы тренировать и помочь
стать лучшим в мире гонщиком во всех этих 3-х дисциплинах. Я
действительно верю, что этого можно добиться. Ведь в конечном итоге мы
говорим о разных велосипедных дисциплинах, а не о том, чтобы стать
лучшим танцором балета и толкателем ядра одновременно. Нужен просто
правильный настрой, сбалансированная программа тренировок и должный
уровень технического мастерства.

Себ: Ты хочешь усыновить ребёнка и превратить его в личного супер спортсмена мутанта?

Дэн: О, да [смеётся]. Я думаю, что так мог бы сделать Джи, если бы захотел.

Себ:
Рейч, вы с Дэном провели много времени вместе, залечивая травмы,
которые не давали вам возможности выступать и нормально тренироваться.
В это время у Джи получился очень хороший сезон…

Рейчел:
Оставшись в одиночестве он, буквально, расцвёл. Ему нравится, когда мир
вертится вокруг него. Он входит в элиту велосипедного спорта, а всё
спортсмены такого уровня немного эгоистичны и любят, когда во время
соревнований им уделяют максимум внимания. И после того, как мы выпали
из соревновательного графика, вся команда стала работать исключительно
на Джи. И ему по-настоящему пришлось доказывать, что он является
спортсменом высочайшего класса.



Dan got back on the bike...Photo: Sven Martin



Себ:
С самого момента нашего знакомства ваша семья была неразлучна. Все
говорят о вас, как об очень дружном и неразделимом трио. Полезно ли вам
было немного друг от друга отдохнуть?

Дэн: Всегда полезно отдохнуть, чтобы потом с новой силой осознать, как хорошо быть всем вместе.
В
следующей части из данного цикла интервью, мы посмотрим, как семья
Афертон продолжает подготовку к сезону 2011 в Новой Зеландии. Узнаем о
том, насколько успешно проходит процесс восстановления у Дэна и Рейчел
не только в физическом, но и в психологическом плане.

 


Автор: Себ Кемп (Seb Kemp)

Фотографии: Свен Мартин (Sven Martin)


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.