Велоспорт. Как Эдди Меркс отказался от желтой майки лидера

Величайший велогонщик ХХ века в шоссейных дуэлях исповедовал принципы д’Артаньяна.

В велоспорте джентльменство – норма повседневной жизни. Дабы меня не упрекали в приукрашивании действительности, уточню – природа этого явления такая же, как и у подчеркнутой предупредительности французских дворян времен д’Артаньяна. Либо ты будешь любезен, либо тебя продырявят шпагой. Ну пусть в данном случае не продырявят, пусть не шпагой, но для хама, наплевательски относящегося к неписаным законам профессионального спорта, жизнь в пелотоне мгновенно станет невыносимой.

Чем выше уровень гонок, тем теснее круг и строже нормы. Несколько сотен человек месяц за месяцем колесят по дорогам всего мира, существуя в режиме запредельных нагрузок. Если сегодня кому-то напакостил ты – завтра тебе это вернут сторицей. Поэтому просто выгоднее и безопаснее не создавать себе врагов и совершать поступки, которые работают на хорошую репутацию.

Отдельные эпизоды проявления fair play становятся событиями большего, чем обычно, масштаба только потому, что в них задействованы звезды первой величины.

2001 год, Лэнс Армстронг против Яна Ульриха. На крутом спуске немец пропускает поворот и кубарем улетает в ручей. Американец останавливает группу, в которой едет сам, и ждет соперника. Злые языки утверждают: такие красивые жесты легко удавались Лэнсу, поскольку его перевес был очевиден…

2003 год. На тяжелейшем этапе в Пиренеях у Яна появляется шанс «отдать должок». Армстронг цепляется рулем за лямку сумки-мюзетты в руках у одного из зрителей и падает. Ульрих сбавляет темп. Хотя долго ждать вечного дуэльного оппонента не приходится, раздосадованный падением Армстронг вскакивает в седло и контратакует, оставляя немца за спиной. Потом американец признается, что слишком эмоционально воспринял жест своего оруженосца Тайлера Хэмилтона – тому вроде бы показалось, что Ульрих, напротив, пытался использовать бедственное положение капитана «Ю.С. Постал» и улизнуть. Слова благодарности, таким образом, прозвучали с отсрочкой чуть ли не в год.

Но едва ли не самая эпическая история связана с «Туром» 1971 года. Пиренеи. Проливной дождь. Продрогнув до костей, испанские болельщики, выстроившиеся на обочинах, тем не менее выкрикивают нечто нечленораздельно-восторженное – их любимец Луис Оканья лидирует в гонке, громит самого Эдди Меркса, увозит желтую майку все дальше от величайшего из чемпионов… На спуске с Коль де Мент испанец падает, и в него на полном ходу врезается голландец Зотемелк.

Пока Оканью везут в клинику, в Меркса, едущего в другой группе, экспансивные баски швыряют камни – они почему-то во всем винят его. Бельгиец не может понять, что происходит, но ему не привыкать – пару лет назад так же поступали и французские псевдоболельщики, полагавшие, что он оскорбительно легко выигрывает у их земляков.

Позже Эдди узнает, что произошло, и откажется выходить на награждение желтой майкой. «Луис был сильнейшим, это была его гонка, а я сегодня недостоин называться победителем».

А вообще очень немногие случаи попадают в полное собрание спортивных легенд и вспоминаются журналистами в течение десятилетий. Отдать половину своего пайка заголодавшему попутчику по отрыву; поделиться последними каплями воды в жаркий день; притормозить ход группы, если уважаемый лидер отхватил поломку «на ровном месте» и вынужден остановиться, – все это происходит в больших гонках ежедневно.

Сергей Курдюков
http://www.sovsport.ru/gazeta/default.asp?id=233589

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.