Мы едем за медалями, и мы готовы за них побороться.


— Сергей Афанасьевич, сборной удалось завоевать девять лицензий на Игры в Рио. Есть ощущение, что недополучили путевку в одном из медальных для нас видов программы?

— Если бы лицензий было больше, разве что было бы больше персонала. Это тоже важный фактор, но говорить, что с одной из лицензий мы потеряли шансы на медаль, наверное, нет. Такого нет. Ну а ехать на Олимпиаду только ради участия, это сейчас не имеет смысла.


— Основные наши виды программы на Олимпиаде — спринтерские?

— Да. Девчонки будут бороться за медаль в командном спринте, реально побороться за медаль в индивидуальном спринте Денису Дмитриеву. У Никиты Шуршина есть шанс хорошо выступить в кейрине.


— Спринтеры отправятся в Рио 28 июля. Когда подъедет остальная часть команды?

— Большинство заедут туда в эти же сроки.


— Самая прогрессирующая команда в этом олимпийском цикле?

— Поляки сильно прибавили, но всегда активно прогрессируют в предолимпийском сезоне самые сильные команды — Германия, Новая Зеландия, Австралия, Великобритания.


— Перед Лондоном в команде работал немецкий тренер Хайку Зальцведель. Сейчас уже можете оценить его вклад в развитие темповых дисциплин в нашей сборной?

— Он делал ставку только на командную гонку, хотел завоевать золотую медаль, но мы лишились этой возможности в самом начале олимпийского турнира, а больше в целом ни на что не рассчитывали. Но с ним понемножку везде всего добавилось — туфли, шлемы, новый подход. Поехали в какой-то момент значительно быстрее, а потом все пошло в сторону ухудшения результатов. У нас ведь как, когда приходит иностранец, ему везде зеленая улица, а потом теряется новизна и все возвращается к тому, с чему начали.


— Как насчет французского тренера Бенуа Ветю, который работал со спринтом?

— Уходя Бен сказал, что у нас не будет медалей в женском спринте. Но он консультирует Дениса Дмитриева, у них хорошие отношения, дай бог, как говорится. А девчонкам помогает и федерация, и министерство, и команда, большая работа проделана Владимиром Кирильцевым. Вот так все сложилось.



Проблемы с «темпом»


— Многих интересует, почему в темповых дисциплинах нет прогресса в результатах?

— В спринте проделана большая работа, талантливая молодежь выросла. Что касается темповых видов, то у нас появились профессиональные команды шоссейные, в которых выступают спортсмены, но при этом общая тенденция, когда многие мировые лидеры выступают успешно на шоссе и треке, у нас не работает. У нас и на шоссе ушедшие люди не показывают высоких результатов, и для трека уже теряются. Тут нужно, чтобы люди, которые работают в командах, более плотно сотрудничали с тренерами сборной. Например, тот состав командной гонки, который до прошлого года был привычным для нас, стал терять в результатах, а ведь тогда у нас не было состава из «Локосфинкса». Ребята из этой команды только начинают прибавлять.


— Мечтаете, чтобы у нас появился гонщик, который бы успешно выступал и на треке, и на шоссе. Человек уровня (Фернандо) Гавирии, (Элии) Вивиани, (Марка) Кавендиша?

— Конечно, это мечта любого тренера, но пока это только мечта. Хотя я помню времена, когда Вивиани плакал, проиграв нам в мэдисоне. Ну а тот эпизод, когда Кавендиш и (Брэдли) Уиггинс выиграли мэдисон на домашнем чемпионате мира, это же большая радость для всех болельщиков. Они не стесняются приезжать и выступать, готовы порадовать зрителей, поддержать команду.


— Как насчет женских темповых дисциплин?

— Те секунды, которые девочки показывали в командной гонке, были далеки даже от первой шестерки. Тут нужно все в корне менять. Кроме того, здесь ведь у нас и вовсе нет спортсменок из профессиональных шоссейных команд. Мы неплохо выступали на этапах Кубка мира и на чемпионате Европы были в призах, был заработан некий запас очков, который мы, к сожалению, растеряли. Но для примера: вот та же команда Польши пригласила всех сильнейших на трек, а у нас и скамейка коротенькая, и усилиться в ключевой момент было особо некем.


— Из тех лицензий, которые мы потеряли, какой больше всего жаль?

— Жаль лицензии в омниуме. У (Виктора) Манакова были хорошие выступления, в том числе на этапе Кубка мира. Тут, может быть, все-таки стоило рискнуть и поехать в Новую Зеландию добирать очки. Но уровень чемпионата мира, где все решалось, есть уровень чемпионата мира. Определяющей была групповая гонка, в которой соперники буквально обложили и ехали уже даже не за медалью, а исключительно за олимпийской квотой. Для этого им нужно было только обойти его, и не так важно, какое место при этом они займут. Конечно, в этой ситуации бороться было сложно. Его буквально парализовали.


— А как насчет лицензии в командном спринте?

— Можно было бы жалеть, если бы мы были объективно сильнее поляков. Но мы проиграли на чемпионате Европы, где выступали другим составом, а в Гонконге проиграли уже сильнейшей командой. Можно было бы выровнять эту ситуацию на чемпионате мира, но с задержкой вышел из станка Павел Якушевский, (Никита) Шуршин не сел, шанс был упущен.


— Тем не менее, у нашей сборной настроение ведь совсем другое, чем перед Олимпийскими играми в Лондоне?

— Конечно. Мы мечтали о медалях перед Олимпийскими играми в 2012 году, но шансов было мало. Сейчас мы едем за медалями, и мы готовы за них побороться.




Вероника Гибадиева
В / Р-Спорт


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.