Велотур с элементами эндуро: Адыгея-Сочи-линия Маннергейма (день2)

День 2.


Утро, разбираем байки, собираем вещи.

Женько (как мантру): Только не колодки, только не колодки… Бля! Колодки!
АЮ (осматривая Ибис): Бля, колодки!
Я (бодро и весело): Сегодня едим в сухомятку!

Выходим.

Довольно поздно снимаемся с лагеря, в 12 часов.

Женько (первый): Я фотать!
Я: Ога, мы скоро!
АЮ (тихо): Ну, кто как…
Я (через 15 минут): Бля! Юрич! Я поехала, короче, дорога вон!
АЮ (аутично, что-то яростно прикручивая к байку): Ога, я догоню…

Догоняю Женьку, находим симпатишное место, и еще 15 минут фоткаемся. <!— colorc —> <!— /colorc —>



Так траверсом пошла наша тропа (сзади \»летающей\» меня)


Вид на Большой кавказский на первом повороте после Инструкторской щели


Женько (остервенело орет): ЮРИИИЧ!
АЮ (из-за поворота): Че?
Женька молча разворачивается, берет байк, садится, едем.


Дальше дорога — это стопроцентно тропа, с одной стороны гора, с другой — пропасть (склон, конечно же)), по которой 50% проезжается, остальное проносится.

Пешники, что идут навстречу, повторяют одни и те же вопросы: Вы куда? Ого, на Фишт! А потом куда, обратно небось? Ого, к морю!!! Ну, там будет веселый спуск (ржут).
Мы (уже хором): Да, мы знаем!



Вид на перевал Гузерипль, а заодно и на нашу тропу. Кстати, там есть озерце.


Гора Фишт, вид с перевала Гузерипль


Вид на хребет Нагай-Кошки, край плата, откуда-то с перевалов


Мы с Женькой постоянно впереди, Юрич догоняет. Но вот он меня обогнал, Женька его снимает, как он круто едет, а я иду по тропке.
Женько: Едь, тут все проезжается!
Я (тихо): Неее…
АЮ: Да едь же ты, я сниму!
Я (еще тише): Нееее….
Я (подошла к ним): Отдых 10 минут.
Женько: Время нет! Ты че, упала!?
Я (падая на траву полежать): Именно!
Женько: Пля….
Я (через 15 минут, в пустоту, бодро): Едем!

(На самом деле, упала я довольно сильно, раскарябала внешнюю сторону кисти (как??), словила большущий синяк и царапину на ляшке, и конечно, ударилась головой, вовремя повернув ее так, чтобы удар пришелся в основном на шлем, хотя переносица и бровь тоже потом болели. Зрение расфокусировалось, поэтому я мирно дошла до ребят, и села ждать, когда оно придет в норму. Так сильно получилось, из-за того, что за спиной у меня был рюкзак на 15 кило, который и впечатал меня со страшной силой в грунт морденью, еле успела среагировать, а сгруппироваться вообще не смогла, охренела от неуправляемой траектории полета.)



Наша тропинка и мой велик


Иногда мы все-таки ездили!
smile.gif


Женька заносит байк на плечах, я просто веду, а АЮ материться постоянно, и на это уходит сил, по-моему, даже больше, чем на движение. Так мы вошли в перевал Гузерипль.


Спуск с перевала Гузерипль.


Там же через несколько секунд)

Дальше череда спусков-подъемов, на дне которых болотца и ручейки, соревнования «кто дальше заедет не слезая с байка» (побеждает Женька) – и мы с шутками на тему гуликов и съемками натуры – на Армянском перевале.


Именно тут заканчивается плато, спуск с Армянского перевала — это спуск и с плато в том числе. На велосипеде он проезжается практически полностью, буквально минут за 30-40, если осторожничать и снимать видео, как это делали мы.




На перевале Армянском, за моей спиной — наш путь.

Я: Перекус! Жрять хоцца…
Женько: Паштет, давайте оторвем от рамы паштет!
АЮ: Сыр, давайте сожрем этот пармезан уже! Ну хотя бы кусочек…
Я: Давайте все и криспы!

Жуем,


смотрим вниз на приют Фишт – дух захватывает: 300 метров вниз, крохотный домик внизу на берегу речушки, и все в желто-красно-бардово-салатово-зеленом ковре на склонах гор, а над всем этим возвышается громадина Фишта – почти белого голого скальника, виднеется грязный ледник. Просто рай!



Вид на подножие Фишта, там, глубоко внизу, приют Фишт.


Догнавший пешник 1: О! Вы с великами! Все, я на следующий год сюда тоже с ним припрусь! А вообще у меня мечта с Эльбруса на велика съехать! Я вообще ДХ люблю. Ой, а че это хардтейл….
Догнавший пешник 2: Пошли уже….
Мы жуем, Первый паренек рассматривает навеску, задает вопросы, Женька с набитым ртом отвечает, Юрич иногда комментирует.

Догнавший пешник 1: Ну че, едьте, ато еще нас задавите! Тут везде ехать можно!
Я: Готовьсь! Выходим!

Через 50 метров носки байка и злобного бурчания, что ехать вообще-то нельзя, входим в лесок – и дорожка преображается! Реально – ехать можно!
Женько: А давайте камеру на скотч и на шлем!
АЮ: Лучше на руль!
Я: Нате скотч.
Пока крепили, ребята нас снова догнали, очень весело наблюдали, как крепилась камера (Пля, ну че ты делаешь? – А че? – Вот тут надо обматывать! Пля, замотали кнопку! – Гыгыгы! – Не ржы, нож давай! – Гыгыгы, на! – Пля, не туда смотрит! – Все, я поехал….)
В итоге все прикреплено, и мы – едем!



Камера на руле

Внизу, уже у приюта, проверяем, что там с камерой.
АЮ: Пля, оно растреслось!!!
Я (изображаю смайлик о_О): Как странно….
Женько: Я поехал искать место!
АЮ: Да какое нах.. место, когда снимало с такой тряской по горизонтали!
Я (обращаясь к подтянувшимся на диковинку аборигенам): Кто тут смотрящий!?
Абориген без очков: Нет его, ушел сегодня. Анархия тут!
Абориген в очках (с лицом будды): Костры не жечь, дрова не пилить. Тут заповедник.
Я: Костер мы аккуратно! Дрова вооот там возьмем, на другом берегу, там же нет заповедника!
Абориген в очках (с улыбкой джоконды): Действительно, нет. Ок.

Едем ставить лагерь, ставимся,



Приют Фишт и наш лагерь.

моемся с типичными стонами и криками.


Речка у приюта.

Юрич снимает, соблюдая цензуру.

Я (чуть позже): Ану пошли за дровами!
АЮ: Байк надо бы в палатку…
Я: Пошли быстро! Скоро стемнеет!

Женько (через два часа): Вот че мы принесли! Зырь!
Лежит дерево, разобранное по частям – ветки потоньше, потолще и ствол.
Я: А оно сухое?
Женько: Ога, тока надо бы его напилить.
Вжик-вжик.
Женько: Это пипец…
Вжик-вжик.
АЮ: Чет это правда пипец.
Догнавший пешник 1: Так это же грап! Он хуже дуба! Вы бы еще лиственницу притащили, в нее даже гвозди не забиваются, гыгыгы.

Абориген в очках: И какой интерес тут на байках?
Мы (растеряно): Эммм… спортивный…. Покататься….
Абориген в очках: Вообще, тут хорошо, людей неадекватных нет. Да. Но байки зачем…
Дальше под ужин и чай идет обсуждение неадекватов, которые добираются до высот, проскальзывают фразы:
«Как-то тащили», «плита мраморная килограмм на 40», «металлическая табличка полцентнерная», «группа 40 человек», «высота 3500». И кто еще тут неадекват с байком?

Сон, как прекрасен сон под шум это гребаной горной реки, похожий почему-то на МКАД в пробку или садовое в час пик! Но я устала, да еще и треснулась, поэтому со словами «Будильник не ставить!» ухожу спать.

(А костер у нас был – зачетнейший, истопник Женько постарался на славу, чтобы палатка просохла.)


По пути от Щели до приюта есть только одно место, где можно нормально встать лагерем — озерцо через пару километров после Инструкторской щели, дальше по дороге — проблемно с водой, ровной поверхностью и дровами. Лес начинается только на спуске к приюту.
На приюте в сезон есть магазин, баня, но сейчас их уже не было. Есть река, лес, много места. С одной стороны — Фишт, с другой — Оштен, с остальных двух — неизвестные нам горы, начало БКХ.




Так выглядит Оштен от приюта


А так — наш лагерь на фоне Фишта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.