Соловки — 2007

Экспедиция на Соловецкие острова состояла из пяти человек, снаряжённых велами и дополнительно отягощённых рюкзаками.

Цель поездки определить довольно сложно, особенно сейчас — по возвращению назад. Скорее всего у каждого она была своя. С одной стороны, это и желание вживую прикоснуться к месту, являющемуся одним из православных центров, стены монастыря и скитов которого помнят также и послереволюционный лагерь особого назначения; с другой стороны, это желание собраться дружеской компанией во имя отдыха и веселья.


В XV веке православные подвижники Зосима, Савватий и Герман избрали для молитвенного уединения и пустынножительства Соловецкие острова, расположенные в Белом море в 165 километрах от северного полярного круга.

В 1429 году иноки Савватий и Герман после трехдневного морского путешествия на лодке достигают Большого Соловецкого острова. Недалеко от берега Сосновой губы, в удобном для жительства месте у озера они воздвигли крест и построили келью. Так было положено начало иноческой жизни на Соловках, где преподобные Савватий и Герман прожили шесть лет «к трудам труды прилагая, радуясь и воспаряя умом ко Всевышнему».


www.solovki-monastyr.ru

 

9 сентября в 10 утра мы прибыли в посёлок «Соловецкий». Ещё издалека был виден величественный силуэт

Спасо-Преображенского

монастыря, построенного в 1566 году. Нет смысла описывать величие его стен и архитектурную красоту, поскольку здесь важны не столько внешние потрясающие качества, сколько глубина необъяснимых эфемерных ощущений, от которых захватывает дух.

Поначалу неизбежно становишься обычным турьём и оцениваешь окружающее с точки зрения фотогеничности и экспозиции. Но через некоторое время акклиматизация проходит, и из всей гаммы ощущений начинают преобладать более тонкие душевные колебания.

В какой-то

момент вдруг становится необъяснимо страшно от осознания того, что весь остров целиком являет собой сплошную братскую могилу;

в какой-то

момент до костей пробирает тоска от переоценки

каких-то

собственных жизненных стремлений и целей. В конце концов ломка проходит, конвульсии мыслей затухают, и наступает умиротворение и спокойствие. Остров — лекарство. Он молчит, когда хочется тишины; он говорит, когда охота

чем-то

поделиться…

Объехав остров целиком — проехав по лесу, вдоль озёр, повозившись в болотах и постояв на морском песке, а также увидев бóльшую часть исторически ценных мест — невольно удивляешься тому, ради какой цели и чьими руками всё это можно было разрушить, унизить и осквернить. Возможно, для того, чтобы впоследствии через призму мудрости прошлого прийти к переосмыслению человеческих ценностей. Также, становится вполне понятным стремление многих приехать на этот остров с целью внести свой труд в его реставрацию и развитие.

Маршрут

8 сентября

00:50

Поезд Москва—Мурманск до станции Кемь, 24 часа в пути. 2500 руб. — купе, 1000 руб. — плацкарт.

9 сентября

01:00, дождь

Поезд прибыл в Кемь. Шёл небольшой северный дождь. На улице светили фонари, и не было ни души. 12 километров по шоссе до порта были преодолены примерно за час. Соответственно, в Рабочеостровск мы приехали за 5 часов до катера. Разумеется, всегда есть возможность заплатить за ночлег в отеле (1400 руб. за двухместный номер), но мы переждали ночь на ногах. Так лучше не делать. Чуть подальше от коттеджей можно поставить палатку и заночевать без проблем.

08:00, солнечно

Катер «Виктор Косяков», 2—2,5 часа в пути. 450 руб. (+ 50 с каждого взяли за велы) ежедневный маршрут в 8:00.

Два часа на катере нас немного отогрели, и удалось малость подремать. На воде здесь главное помнить две вещи:

во-первых

, возможен шторм. Тогда блюют все примерно 4—5 часов подряд;

и во-вторых

, после 10 сентября «Виктор Косяков» перестаёт ходить. Есть, правда, возможность уехать на монастырском небольшом катере («Святитель Николай» или «Святитель Филипп»), но его расписание может быть не регламентировано.

10:00

Приплыли на остров в посёлок «Соловецкий».


Карта Соловецкого посёлка.

Остановились в палаточном городке.
По словам наших соседей, существует специально сделанная женщина, появляющаяся дважды в день (8 вечера и 11 утра


по-моему)

и берущая по 45 рублей с человека. Плюс деньги за дрова. В итоге к нам она не пришла, дрова рядом были сырые, а обдирать и без того изувеченные берёзки мы не захотели. Взяли водку, чтобы не замёрзнуть.

А надо было взять ещё водку и уехать чуть дальше от посёлка, чтобы по-человечески погреться возле костра.

10 сентября

Далеко за полдень, солнечно.

Стартовали вокруг острова по часовой стрелке.


Карта Соловецкого острова. Западная часть.

Маршрут, в общем, простой — объезд всего острова по периметру. Чтобы посмотреть

по-максимуму

без потерь по времени, решили сделать крюк через Исаакиевскую пустынь и завернуть на Секирную гору. В итоге пролетели поворот. На самом деле очевиден только тот путь, который на карте указан сплошной линией. Пунктиром обозначены «тропы», которые нужно сильно постараться, чтобы найти на некоторых особо болотистых участках. Потратили время на то, чтобы вернуться назад и вдобавок ко всему совершенно тупо потеряли своего пятого товарища, безнадёжно отставшего в связи с экстренным ремонтом погнувшегося переднего переключателя.

25 мая 1943 года нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов подписал приказ о создании на Соловецких островах школы юнг. 1 сентября начались занятия для сотен будущих мореходов, они совмещались с нелегким трудом землекопа и лесоруба. В местечке Савватиево школяры строили землянки, камбуз, баню — морская наука требовала надежного тыла. По рассказам участников тех событий, привезли их ночью — так было безопасней — немецкие подводные лодки дежурили в Белом море. Семнадцать верст пешком до места, отведенного под школу — на привалах мальчишки падали в траву и пытались найти ягоды — очень хотелось есть. С романтическими иллюзиями в первые же дни на Соловках пришлось расстаться — труд был тяжел.

«Юнги Северного флота», Елена Тарханова

Секирная гора. Самая высокая точка острова — 77 метров над уровнем моря. Со смотровой площадки рядом

со Свято-Вознесенским

скитом открывается совершенно сказочный вид. Особенно в солнечный день.

Далее — через Савватьевский скит к землянкам юнг.
Тихая сырая стоянка на возвышении среди поросших мхом сосен и землянок второй мировой войны.

11 сентября

Утро, облачно.

Следующая остановка

— Новая сосновка.


Карта Соловецкого острова. Северо-Запад.

Здесь получилось немного неочевидно. Основная дорога уходит на небольшой полуостров через массивный каменный мост, после чего упирается в рыбацкий домик и Белое море. Миновав этот мост и следуя обходной тропе, примерно через километр мы сели в болото. GPS ещё больше нас расстроил, показав, что прямо сейчас мы стоим непосредственно в море и вообще поступаем максимально тупо. После двух часов хождения по воде

мы всё-таки

вернулись назад на полуостров для того, чтобы обследовать дорогу по побережью. Этот путь оказался единственным правильным. Его довольно тщательно скрывала длинная гряда тухлых водорослей, но к тому времени всё уже было очевидно.

К вечеру добрались до мыса Овсянникова и заночевали.Это был один из самых прекрасных и комфортных ночлегов, который только можно себе представить. В стороне от дороги — небольшое возвышение, покрытое мягкой упругой травой. Рядом — котлован глубиной метра два, на дне — кострище и заготовленные дрова. Тупо, халявно, но приятно!

12 сентября

Утро, пасмурно

Пообщавшись с одиноким человеком, проходящим по побережью, выяснили, что зарабатывают на острове по большей части сбором водорослей. Они бывают двух видов — компонент для производства сладостей и для медицинских или косметологических препаратов. Водоросли срезают специальной косой и сушат. Для получения приличной прибыли требуется собрать около 1,2 тонн сухих водорослей, при этом учитывая, что из 1 тонны свежих получается 150 килограмм сушённых.

Далее — дорога через Ребалду назад, в посёлок.


Карта Соловецкого острова. Север, Восток.
«…Зависит от благословения высшего руководства

Спасо-Преображенского

монастыря — попасть на остров Анзер.

Голгофо-Распятый

Скит. Мощи преподобного Иова, в схиме — Иисуса, духовника Петра 1. Выше — Церковь Распятия Христа. И та самая березка — Крест живой. Когда под видом нехватки дров спилили все (!) кресты Соловков (около 300), и сожгли в одном костре — вдруг тихо выросла, не привлекая внимания — береза – крест. Это невозможно сотворить. Это надо видеть..»

София, Лето 2005 г.

Из Ребалды на соседний остров Анзерский ходит катер. Съездить туда нам, к сожалению, не удалось. Если я правильно понимаю, на это требуется отдельное разрешение. На этом острове есть несколько достопримечательностей, одна из которых — Анзерская Голгофа, полностью совпадающая по мередиану с Палестинской.


Карта острова Анзерский

Вечер, дождь

Проехав через магазин в посёлке, взяли путь на остров Большая Муксалма (ударение на первый слог). Примерно на полпути вынуждены были остановиться на уютный ночлег возле озера.

13 сентября

Утро, пасмурно

Острова соединяет дамба. Это довольно хитрая зигзагообразная конструкция из наваленных камней. Кривизна скорее всего обусловлена тем, что были соединены между собой несколько мелких островков. На острове расположен

Свято-Сергиевский

скит.


Карта Соловецкого острова. Остров Большая Муксалма.

К концу дня, вернувшись назад, сняли комнату в доме. 150 руб. с человека без постельного белья.

Наконец-то

удалось полностью просушить обувь. Вечером удалось организовать баню и хорошенько пропариться перед отъездом.

14 сентября

Полдень, солнечно

Лабиринты. Эту достопримечательность мы дважды проскочили мимо, воображая себе хитросплетённые сооружения из громандных валунов. В действительности, это лишь концентрические круги из небольших камней на песке.

Кто-то

из особо проникшихся туристов сильно постарался и соорудил анатомически неправильную залупу.

17:00

Катер «Святитель Николай» успешно довёз нас до Рабочеостровска без особо сильной тошноты.

22:00

Кемский вокзал заставил снова помёрзнуть и невыспаться.

Для любителей комфорта в 10 минутах ходьбы от вокзала есть гостиница, раздающая номера за 500 рублей с человека.

15 сентября

08:45

Поезд в Москву. Очень тёплый и сонный.

16 сентября

10:50, солнечно

Москва, Ленинградский вокзал.

Транспорт

Два велосипеда Haro Escape 8.2 c 8\» гидравликой Hayes,

кросс-кантрийная

Merida в недорогой комплектации, мой кастомный Rock Machine и волшебный двухподвес Giant Anthem 3.

Более подробно:


Рама:


кросс-кантрийная

Rock Machine 2002 года;

Вилка:

воздушно-масляный

Marzocchi Z1;

Система: Truvativ Hussefelt, с рокрингом;

Кассета:

SRAM PG-990

;

Передний переключатель: Shimano XT;

Задний переключатель: SRAM X.9;

Триггеры: SRAM X.9;

Цепь: Shimano Dura Ace;

Тормоза: Shimano Deore LX,

M-585

;

Каретка: Truvativ Giga Pipe SL;

Рулевая колонка: FSA Pig;

Педали: Wellgo

B-37

;

Обода: DT Swiss FR 6.1 D;

Спицы: DT Swiss;

Покрышки: Maxxis 2.0 Larsen Mimo;

Втулки: Novatec 32H.

Дорога на острове была очень разнообразной.

На северо-западной

стороне преобладала каменистая трасса, где практически невозможно было сидеть — вилка отрабатывала все торчащие валуны, сжимаясь до максимума. На севере часто приходилось крутить по песку,

а на юго-востоке

мы катились по грязи и глубоким лужам, периодически переносив всё на себе.

Велы у всех нас были разные, но ни один не дал сбоя. Все работали, как часы.

Оба переключателя скоростей отработали просто великолепно, особенно учитывая нагрузки, влагу и грязь с песком. Тормоза оказались довольно хилыми. Возможно,

из-за

непритёртости колодок. Пожалуй, это наиболее слабое место в веле на данный момент. Вилка сдулась в ноль

где-то

за 2 дня до конца экспедиции. Нержавеющая цепь оказалась к месту. Покрышки порадовали просто максимально — боковина отлично держит дорогу. То есть при езде по узкой колее с вертикальным откосом колесо не срывалось в занос. Рокринг спасал систему несколько раз при переезде через крупные камни. У одного из нас

из-за

этого сорвало цепь и сместился передний переключатель.

В целом, пробег был не слишком большим, чтобы действительно протестировать оборудование по максимуму. Но 120 километров по таким дорогам и с нагрузкой в виде 12—17-килограммовых рюкзаков — не самая простая задача.


Haro Escape 8.2

 

Одежда

Все были одеты примерно одинаково. Если

кто-то

один замерзал, то это означало, что мёрзли и все остальные.

Я взял самое простое термобельё Helly Hansen, флисовку Outventure, куртку Halti Hooter, штаны Salewa (Powertex) и обувь Merrell Ice Cap Moc (сверху Polartec).

В полной экипировке без движения в +5°C холодно. При активной езде днём с рюкзаком без флисовки, но в куртке — всё мокрое, особенно руки и спина. Но избежать этого вряд ли получится, только если брать с собой килограммы запасной одежды на все случаи жизни.

Обувь грела и выводила влагу просто прекрасно. Даже неплохо защищала от дождя. Но стоило только полностью промочить ноги, провалившись в лужу — высушить её потом было невозможно. С ботинками Columbia проблем было существенно меньше.

Оборудование

Палатка, спальник, коврик, горелка, баллон с топливом, канистра для воды, термос, кастрюля,

тарелка-вилка-ложка

и т.п.

Стоит отметить, разьве что, спальник. Я взял пуховый Salewa Diadem Ultra с температурой комфорта 0°C и весом 580 г. Этот спальник позволил действительно с полным комфортом спать без дополнительного утепления.

Провизия

В качестве основной еды: рис, гречка, тушёнка, горбуша, ролтоны, быстровы. Для подкормки: мёд, сухофрукты, орехи, батончики мюсли. Ну, и остальной набор, состоящий из сахара, соли, специй и чая.

У всех остальных примерно такой же расклад, за исключением одного участника с 40-литровым 17-килограммовым рюкзаком-гастрономом, который мы каждый раз безуспешно пытались облегчить.

Все расстояния на острове таковы, что всегда была возможность оперативно пополнить запасы. От магазина в посёлке до противоположного конца острова было 20—25 километров. В самом магазине — полный ассортимент еды. Был даже свежий «Варштайнер», что редкость даже для столицы. В связи с этим часть еды все привезли с собой назад.

Сборка

Чтобы максимально облегчить рюкзак, был куплен гигантский подрамник и багажник с креплением на подседельную трубу. На него прикрепилась часть палатки и насос. В подрамнике разместилось: 1 кг. риса, 1 кг. гречки, сахар, банка мёда, соль и нож. Подседельная сумка была забита основными инструментами и запасной камерой.

В небольшом 25-литровом рюкзаке, соответственно, самое лёгкое: спальник, топливо, термос, кастрюля с горелкой и прочая мелочь. Снаружи — коврик и пластиковая плоская канистра.

Всё место в итоге занимали спальный мешок и флисовка. Грамотней всего было убрать из рюкзака топливо и спальник, разместив их снаружи. Таким образом можно было освободить место под оперативные закупки на месте.




Автор: dnd

Фото: http://dnd.fractalla.ru/travel/solovki07/photo.shtml


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.