Тянь-Шань 2012. часть 2

Продолжаем дневник Александра Деева, который в одиночку проехал по местам, «где не ступало велосипедное колесо».

ДЕНЬ 3.

Ала Арчинское ущелье.

alt

Проснулся
рано, погода прекрасная. Ничего не болит, даже странно. Вчера лег рано,
поэтому вполне выспался, отдохнул. Как обычно, завтрак, сборы, заняли
около двух часов. Очень удобным оказался камешек, ничего сверху на голову
не могло скатиться. Рядом с палаткой гора булыжников-это как раз то,
что я наковырял вчера вечером, расчищая площадку.

alt

Перед
стартом забежал на склон, противоположный тому, куда следовало
двигаться. Прикинул примерную траекторию движения. Вот над трактором,
немного по диагонали оказалось самое удобное место. Пришлось переносить
все частями, т.е. в два захода.

alt

Вылез наверх, огляделся.

Вид сверху назад. Видно метеостанцию,  в самом конце  насыпь через реку.

alt

Наверху
дорога обнаружилась сразу. Она заканчивалась прямо на обрыве, и, судя
по карте, когда то шла траверсой по осыпному склону.

alt

Дальше, ехать не получалось, но идти было вполне комфортно.

Вид назад.

alt

Судя
по карте, тропа на перевал должна проходить по левому склону гребня,
что в центре снимка. Но ничего, даже близко напоминающее тропу не
наблюдалось. Более того, не обнаружил и выхода на нее с дороги. Я
планировал пройти до конца ущелья, осмотреть тамошние развалины и далее
действовать по обстановке, либо идти на перевал напрямую, по морене,
либо возвращаться, искать тропу и двигаться по ней. И вот ее то
обнаружить пока никак не удается.

Это вид немного левее по ходу дороги.

Ала Арчинское ущелье. Высота 3284м. Дорога.

Здесь
у ручья, обнаружились следы протекторов. Они были шире велосипедных и
гораздо глубже и отчетливей тех, что оставил мой байк. Должно быть
проехало что то на подобии легкого мотоцикла. Но вот как он забрался по
сыпухе, где трактор,  было совершенно непонятно.

alt

Показались
останки горнолыжной базы. Дорога здесь раздваивалась. Я решил сперва
дойти до конца ущелья. Там виднелись остатки канатной дороги.

alt

За
лыжной базой видна горка, она обозначена на схеме 3435. Попозже именно с
нее я сделаю круговую серию снимков верхней части ущелья.

alt

Пошел
еще выше и уперся в озерко. Оно  дает начало реки Ала Арча. Дальше
ледник Токтогула. При моем появлении среди камней с криком в панике
заметалось семейство каких то бегающих птиц, папа с мамой и куча мелочи.

alt

Вид с самой верхней точки.

alt

Спускаюсь к базе. Полный разгром и запустение

alt

alt

Это второй этаж. Тут почище и не завалено всяким хламом.

alt

Обнаружилась обитаемая комната. Чисто, запахов нет.

alt

alt

Это спальные корпуса.

alt

Столовая.

Все
это строилось в семидесятых энтузиастами, работниками завода им.
Ленина-огромное оборонное предприятие, находящееся почти в центре
города. Оно и сейчас там, вернее то, что от него осталось. Почти все
оборудование было продано на металлолом. Сохранились только бетонные
коробки, даже провода и кабели пообрывали.

Так вот, предприятие было
богатое, было выделено все необходимое и одержимые своей страстью к
горным лыжам мужики, возвели все это своими руками. Сейчас, даже если
представить  эти строения новыми и в полном порядке, все выглядит
совершенно убого. Тогда же,  в те  «времена далекие, теперь почти
былинные», когда у меня еще не было бороды, когда лыжные базы в Союзе
можно было пересчитать по пальцам, а о куршавелях народ и слыхом не
слыхивал, все это было необычайно круто и престижно.

alt

Осмотр
развалин закнчен, пришло время осмотреться и принимать решение, куда
двигаться дальше. Я оставил байк и налегке быстренько поднялся на
упомянутую уже горку 3435. «Быстренько поднялся» несколько не то
выражение. Без рюкзака и велосипеда я вспорхнул на высоту, я взлетел на
вершину, как ангел, едва касаясь камней. Сверху  методично, вращаясь
против часовой  стрелки, сделал круговую серию снимков.

alt

Ледники Токтогула и Большой Ала Арчинский.

alt

alt

Это
тот гребень, по которому, как я уже упоминал, на карте по ближнему к
нам склону обозначена тропа, каковую как я не старался, обнаружить не
удалось. До нее, если она и сществует, двигаться напрямую — дело
совершенно нереальное. Это на фотках все гладко и красиво. В реальности
проходить с груженым байком по морене такие расстояния очень тяжело,
опасно, да и неинтересно.  К тому же путь частично пролегал по леднику.
Все встречные туристы шли налегке, значит у них были однодневные
радиалки и через перевал никто не проходил. Сегодня всю ночь шел дождь
на стоянке, значит здесь снег. Вырисовывалась вполне реальная
перспектива тропить целину по крытому леднику,что для одиночки без
страховки не есть хорошо. Можно уйти в трещину и чирикнуть не успеешь.
Найдут как того альпийского мужика через 6000лет. Вот уж мозги свихнут
объяснять для чего тут  понадобился велосипед.

Однако все это лирика.
Были проблемы и поважнее. В прошлом году я не выходил на связь с
родными 10 дней и это в одиночном горном походе. Чего они пережили и
чего мне сказали описывать не буду. В этом году с меня взяли страшную
клятву, торжественное обещание — звонить в оговоренные сроки во что бы
то ни стало. Планируя этот поход, я расчитывал пройти перевал на второй
день и на пятый оказаться в зоне действия сети и позвонить домой. Теперь
же получалось, что если мне идти вверх, то я дам знать своим, что жив и
здоров не ранее, как через 8 дней. Я вспомнил сурово сдвинутые брови
дочери и решил возвращаться в альплагерь.

Круговая серия снимков продолжается.

alt

alt

Дорога вниз.

alt

Пошел
вниз. Настроение было мерзопакостное.Скучное это занятие возвращаться
назад той же дорогой. Нет уж, ходить радиалки не мой профиль, лучше уж
уродоваться на перевалах.

Перед метеостанцией. Впереди бушевал ливень.

alt

В этот раз добирал впечатлений, рассмотрел метеостанцию поподробнее. Народ на костры все дерево перевел.

alt

Это
сразу за насыпью. Народ идет по левому берегу реки. Я туда не пошел.
Там сразу крутой подъем и спуск траверсой по склону градусов в 60.
Решил, что еще раз прогуляться по » веселому » мостику будет проще.

alt

Там, наверху, под нижней группой деревьев была первая ночевка. Река Топкарагай.

alt

Мостик.
Мне на ту сторону. Слева шикарная полянка для ночевки. Я ее еще раньше
заприметил.  Начало восьмого, до альплагеря засветло не добраться. Да и
что там делать, ночевать в том убогом бараке. А здесь красота. На этом
снимке той полянки не видно

Разбиваю
палатку, вокруг сказка. Это хоть немного подсластило горькую пилюлю. Не
спеша готовлю ужин, зажигаются звезды. Словами не передать!  Такие
моменты и вспоминают потом всю оставшуюся жизнь.

ДЕНЬ 4.

Ала Арчинское ущелье. Отдых.

alt

Проснулся поздно. Выглянул из палатки и онемел от восторга.

alt

alt

Я
позавтракал и прибывал в раздумии, остаться здесь или податься в
альплагерь. Уже было решено через перевал Ала Арча  не идти. В третий
раз проходить ущелье было выше моих сил. Да и перевал не был самоцелью,
главное- это было пройти ущелье. Следующим пунктом было Кеминский район,
река Чонкемин. В прошлый раз я прошел часть ущелья сверху от перевала
Аксу. В этот раз решено было пройти его снизу и через пер. Дюре выйти на
берег оз. Иссык Куль. До Кемина у меня было около двухсот километров
пути по обжитым местам, их следовало пройти за день и заночевать где
нибудь  в ущелье. Таким образом сегодня напрашивалась дневка, а завтра,
раненько, часов в 5-ть двигаться в путь. Дорога была частично знакома по
прошлому году, помимо двухсот километров пути предстояло пдъёма около
3000м., а это уже серьёзно.

Я отдыхал, спешить было некуда, уровень
проблем был такой-заварить чаек сейчас или подождать минут пять.  Тут
набрели на меня два замечательных человека. Муж с женой, немногим старше
меня. У них поход выходного дня. Зацепились языками, да так и просидели
до четырех часов. Мои новые знакомые встретили развал Союза и
независимость Киргизии в немалых чинах. Они много чего интересного
рассказали о событиях двадцатилетней давности-первом президенте,
приватизации, великом акыне кыргызского народа — Ченгизе Айтматове и о
их роли во всем этом,  о причинах бесконечной свистопляски с
революциями. Только ради этого рассказа, право, стоило устроить дневку.
Пересказывать не буду, кто сейчас знает кто такой Айтматов или Акаев.
Остальное как у нас. Охамевшие от безнаказанности ребята растащили
национальное достояние по кладовкам. Потом эти жулики стали великими
демократами. От моих новых знакомых я узнал и об истории горнолыжной
базы.

Потом супруги ушли, и в тишине поблизости образовался сосед. Он
устроился на каушке, сначала поволновался, повозмущался, а потом
совершенно перестал обращать на мня внимание.

alt

Около
пяти засобирался и я. Уходить не хотелось, но стартовать завтра отсюда
было неудобно. И зарядиться надо было. По аккумуляторам для навигатора и
фотоаппарата автономность составляла восемь дней, четверо уже прошло.

alt

Теперь я ехал и с интересом наблюдал на противоположной стороне тропу, по которой уродовался в первый день.

В
том месте, где склон переходит в пологую часть за рекой,я и выбрался в
конце первого дня, в сумерках из реки. Мокрый и полумертвый от
усталости.

alt

И тут где то я шел.

alt

Здесь незабываемые места.

alt

Здесь мне что то кричали проходящие туристы.

alt

alt

А на этой стороне прекрасная дорога, можно комфортно ехать.

alt

Вот
и мостик, через него мне и надо было идти изначально. Проскочил мимо,
зато категорийность ущелья я поднял до 6-й, любителям справок
рекомендую.

alt

Знакомое место. За велосипедом на земле выложена знакомая стрелка.

После брода. Зона отдыха. День будний-народа нет.

alt

Собственно альплагерь представлял собой несколько бараков. Такого вот вида. Добрался не напрягаясь за час десять минут.

alt

Апартаменты.
Стоимость в сутки 200 сом (125 руб). Совок жуткий, как в мою пионерскую
юность, но чисто не воняет.  Розетки, хоть и разломанные, но работали.
Поставил заряжать все свои аккумуляторы. Позвонил домой.

alt

На
веранде пока готовил ужин познакомился с альпинистами из Екатеринбурга.
Два добрых молодца совершенно дикарями, вроде меня, приехали полазить
по горам в районе хижины Рацека. Я то думал, что у альпинистов все
строго, справки, регалии, сюда можно-сюда не моги. Оказалось, что все
как у нас, велосипедистов. Вся эта мишура у очень немногих, на любителя.
Основная масса полагается на собственные мозги и сама выбирает, чего ей
можно, а чего нельзя.

Они два дня ходят челноками наверх,
забрасывают частями свое железо. Рассказали, что там, у хижины, огромная
толпа, человек 200 на трех стоянках.  Какая то турфирма там даже баньку
соорудила и буфет.

Хозяин же всего здешнего великолепия разрешил
вселяться без него. Он появится завтра в 9-ть, тогда можно и оплатить
постой. Я выехал гораздо раньше, ничего не платил, и не могу сказать,
что это тяжким бременем легло на мою совесть.

Подсмотрел интересную
вещь. Альпинисты защищают горелку от ветра не шторками, как я, а
набрасывают сверху стекловолокно. Ткань невесомая и защищает от любого
урагана.

День 5.

  11 июля.  

Альплагерь-недалеко от Кеминского ущеья.

alt

Подъем в пять утра. Позавтракал, переобул байк в контакты. На улице
погода мрак и мерзость – дождь с ветром. Но деваться некуда, надо
двигаться дальше, пережидать непогоду времени нет. Впереди тяжелый день,
нужно проехать больше  200 км.

alt

Шлагбаум
при въезде в национальный парк. Уже пролетел со свистом под дождем
10 км. Околел до дрожи. Дальше опять под уклон, до арки еще километров
15. Потом подъем до Воронцовки, согреюсь.

Чон Таш. Вид на Бишкек.  Сзади мемориальный

комплекс «Ата Бейит». Там, в частности могила Чингиза Айтматова. Я еще туда заеду по возвращении.

alt

Совхоз Стрельниковой. Потом навел справки у местных, выращивали племенных лошадей, причем на экспорт.

alt

Судя
по руинам, хозяйство было огромным. Местные от нищеты и бескормицы
умудряются крошить даже бетон кувалдами, добывают арматуру на
металлолом.

alt

Село Кой-Таш. Вид назад. Дорога в Бишкек. По ней я ехал в прошлом году в первый день в ущелье Кегеты. Дорога знакомая по прошлому году. За селом Прохладно. Места вокруг красивые. Дорога неплохая. Только вот очень неуютно. Вымок совершенно.

alt

Небольшая такая долина между горами. Вид на север.

alt

За
Горной Маевкой обнаружилась  пасека. Пустой контейнер я из дома
приберег, в расчете прикупить по дороге меду. Да и обсохнуть, чайку
попить не помешало бы. Время уже первый час, кручу, получается, больше
пяти часов.

Мед стоит 150 сом (93 руб) кг. Хозяева на радостях
заломили 250 сом, но я не стал спорить, а то выпрут и не отдохнешь, а
приткнуться больше совершенно негде, мокро вокруг.  Пасечники-  муж с
женой, только вчера закончили качать мед. Налили мне свежайшего,
ароматного.  В презент отгрузили грамм триста того, что срезают с
поверхности сот, чтобы их открыть. Это, не помню как называется, смесь
воска, перги , пыльцы и меда. Употребляется вместо жевательной резинки.
Замечательная вещь, прекрасно поднимает тонус. Хватило дней на 10.

Минут сорок чаевничал, мед с лепешкой вприкуску. Поговорили за жизнь. Обсох. Дождь прекратился. Около часу дня тронулся дальше.

alt

Мечеть есть в каждом селе. Арабы расстарались. Вокруг все нехожено и нетоптано. Народ определенно предпочитает водку кушать.

alt

Тогуз Булак, дорога делает петлю. Внизу ГАЗ 69-реликтовая вещь, причем не экспонат, а рабочая машина, везет какие то канистры.

alt

Спуск в Иссык Атинское ущелье. Мне  вниз и назад, вдоль реки под уклон.

alt

Интересное место. Не верь глазам своим. Речка впереди течет от нас. Полная иллюзия того, что вода сама идет вверх.

alt

Опять
дождь. Около трех часов. Бывшая Юрьевка. У местных в начале 90-х был
зуд во всех местах переименовать все и вся. Логика только непонятная,
остались советские, ударники, а вот Юрьевка чем то не понравилась.
Причем эти села, основанные русскими переселенцами в начале прошлого
века, именно так изначально и назывались.

Село Рот Фронт.

alt

Село
Бирикен. Здесь я в прошлом году, слегка промахнувшись мимо асфальта,
повернул в ущелье Кегеты.Дальше пошли места нзнакомые и нашим братом
неезженные.

alt

Вид на Чуйскую долину в сторону Ивановки.

alt

Село Советское. Их тут два рядом. Дорога пошла наверх, ближе к горам.

alt

Вид направо. Село Ленин-Джол. Пять часов, впереди село Калиновка, прямо напроти г. Токмак. Слева и справа места удобные для стоянки, но рано еще.

alt

Долина постепенно сужается.

Село
Кызыл-Суу. Куча ребятишек на велосипедах. Остановился, кричу им, чтобы
постояли немного, очень живописная получалась картинка. Пока доставал
фотоаппарат, они побросали велосипеды и выстроились в ряд.

alt

Такой вот архитектурный изыск.

alt

Село Орловка. Село большое. Судя по бывшему дому культуры когда то был богатый колхоз.

alt

Село Ударник. Первый и единственный на всем пути красивый полисадник. Девушка очень симпатичная, ухоженная. Кажется это дунгане.

alt

Девятый
час. Въезжаю в село Быстровка, теперь Кемин. Надо пролетать его мухой.
Село огромное, алкашей полно. У них в это время суток — самый гон.
Приняли по первой, теперь мечутся, где бы добавить и поискать
приключений.

alt

Такие
вот супер мусульмане. Было трое. Один возмутился, зашипел чего то
злобно,убежал из кадра. Малохольный. Двое остались. Поговорили. Который
помоложе чеченец. Из тех, которые не уехали сразу, еще в советские
времена, когда ссыльным народам разрешали возвращаться, теперь сидят
намертво.  Живут зажиточно и очень мирно. Ни разу в Киргизии не слышал
худого слова о местных Чеченцах.

alt

Почти
все село проехал. Трасса на Иссык-Куль — вот она рядом, метров 200
осталось. И тут таки нарвался. Идут навстречу трое по противоположной
стороне дороги. Вдруг один из них, огромный как шифонер резко идет мне
наперерез расствив руки. Видно обкурился, потому что глаза  не пьяного,
совершенно дурные. Дергаться и бояться нельзя, плавно ухожу вправо,
проезжаю вплотную мимо него, жду удара слева, присматриваю место, куда
буду лететь. Удивительно, но проскочил, наверное, он таким образом решил
меня поприветствовать. Не успел перевести дух, тут же метров через 50,
новая напасть. Прямо посреди дороги стоит совершенно пьяный парень, вся
морда и футболка в крови. Что то азартно кричит по киргизски- мол
дескать всех перережу, всем кровь пущу!!!  Причем рожа совершенно
счастливая, а в руке огроменная каменюка. Куча любопытных, напротив него, метрах в трех женщина с мертвым от ужаса лицом, плачет. Видно
давешняя троица наваляла этому фрукту от души, но ему мало и он требует
продолжения банкта. А тут я, даже бежать ни за кем не надо, еду прямо на
него. Метрах в пяти от него опускаю голову, чтобы получить каменюкой,
если что по каске, а не в лицо, опять плавно ухожу вправо, до арыка.
Проезжаю мимо, отварачиваю лицо, жду прилет каменюки. Секунды тянутся
бесконечно, байк, кажется, еле движется. И вот она трасса, поворачиваю
направо,пронесло. Теперь пришло время испугаться.

alt

Половина
девятого. Быстро темнеет, а до Кеминского ущелья еще, «мама дорогая»,
километров тридцать. Нужно искать ночлег и нужна вода. Через пять
километров влево съезд с дороги через канал в какой то небольшой
поселок.. Вижу на постаменте стоит истребитель то вроде МИГ17.
Подъезжаю, часовой у ворот. Оказались погранцы.  Поговорил с часовым
насчет разбить палатку во дворе. Откуда то из поселка тут подходят
парочка офицеров вместе с командиром заставы, еще какие то рядовые. 
Собирается группа, человек 7. Мне сержату запаса, назвать это сборище
воинским подразделением язык бы не повернулся. Какое-то Гуляй Поле
Нестора Ивановича. Часовой на посту разговаривает, офицеры расстегнуты,
какие то разболтанные. При приближении командира заставы никто и ухом на
повел, не говоря уж о том, чтобы подать команду»смирно» и вызвать для
доклада дежурного по подразделению. Командир заставы, вернее сказать
курбаши,  выслушав мою просьбу, поднял глаза к небу и стал
глубокомысленно жевать губами. Знакомая поза. Все гаишники на просьбу
разобраться на месте поступают именно так. Все понятно. Он прикидывает
сколько с меня содрать или же вообще признать нарушителем погранзоны,
посадить в обезьянник и выдоить по полной. В любом случае надо делать
ноги и немедленно. Включаю форсаж и ухожу к трассе. 

При выезде из
поселка заливаюсь водой в одном из дворов. Еду по трасседальше. 
Напряжение не спадает, машин полно, алкашей тут за рулем не меньше, чем
на улицах. Налево через мост на реке Чу. На обочине вагончик. У дороги
опять погранцы, машут палочкой, тормозят машины, чего то проверяют. В
Киргизии, выходит, не только гаишники, но и погранслужба кормится на
асфальте. Дурдом полный. Любой балбес с палочкой может остановить машину
на дороге, и никому и в голову не приходит послать его подальше. 

Уже
совсем темно. Еду дальше, встать совершенно негде. Влево, в горы уходит
дорога, поворачиваю туда. Через пару километров опять же влево на
проселок. Дорога едва просматривается в свете закатного неба. Проселок
уходи вниз в небольшую лощину, вокруг  ни огней, ни машин. Ухожу с
дороги метров на 20. Все. Привал. Время 21:38. Первым делом, как всегда,
провожу все манипуляции с навигатором. Потом посидел минут 10,
прислушиваясь к тишине. Я был совершенно мокрый от пота, внутри стоял
несмолкаемый звон. Шутка ли крутить 11-ть часов. Да еще эти веселые
ребята. Интересные ощущения. Сижу, звон внутри постепенно стихает,
сквозь него пробивается тишина. Медленно, медленно приходит покой и и
понимание, что ехать сегодня никуда уже не надо. Появляется шорох
травы, стрекот кузнечиков. Тебя обступает природа.

Продолжение следует……

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.