Швейцарские Альпы (5 день)

12 июля 5 день

Я автоматически просыпаюсь, не дав будильнику сделать его
грязное дело. Он молчит. Мне хочется спать, но утром времени, как всегда,
немного, так что волевым усилием отправляем себя на завтрак. Там все как обычно:
мюсли, фрукты, сендвичи, чай-кофе. Сегодняшний этап: Scuol – Keschhutte SAC
(2636 м). Keschhutte (http://www.kesch.ch/ )
– самая высокая точка нашего тура, представляет собой высокогорную гостиницу,
расположенную в высокогорье на перевале. В силу того, что расположена она в
местах где никакого транспорта нет, то количество вещей, которые мы сегодня
берем с собой несколько больше чем обычно. Добавляются спальник, умывательные
принадлежности, больше шмоток и т.п. Короче говоря, рюкзак на несколько кило
тяжелее обычного, что меня как-то не радует. Общий километраж на сегодня 58 км,
набор высоты 2 км. Погоды обещаются более-менее благоприятные, так что с утра
можно сильно не запаковываться.

Возле машины, как обычно толкотня, народ
затаривается бананами и изотоником. Прощаемся с турецкой парой и двумя немцами,
участвовавшими только в 4-х дневной программе.

В 9 с
небольшим отъезжаем от гостиницы. Впереди, как всегда, невозмутимый Кирби, мы
сонно крутим позади. Вообще, это скажу я вам, достаточно прикольно: апхил
начинается сразу же у гостиницы, никаких тебе прогревочных кругов. Еще не
проснулся у тут тебе раз такой подъемчик метров на 400! Ну где-то в середине
вкручивания вроде как просыпаешься. Ехать тяжелее, т.к. рюкзачок …. Но, в целом
пока что более-менее бодренько. Асфальт заканчивается, крутим по грунту. Вокруг
отрываются живописные виды, одним словом, идиллия, омраченная лишь нашим
пыхтением.

Кирби
настроен достаточно серьезно, и не дает нам расслабляться – крутим в темпе. Мы
уже где-то на высоте 1700. Небольшой ровный участок и начинается пологий
даунхил. Затем участки спусков подъемов чередуются и завершаются подъемом в
деревеньку Guarda (1670 м).

Местечко весьма живописное: узенькие мощенные
улочки, домишки украшенные так называемыми «сграффитовыми» рисунками (чего это
такое я так и не понял… ну рисунки и рисунки… хз..), местные жители, давно
привыкшие ощущать себя частью этой выставки под открытым небом для бесконечных
туристов, снующих тут на великах и без.

Мне так
показалось, что даже улицы они метут, так чтобы это получалось как можно
фотогеничней и живописнее. Небольшая остановка – чего-то жуем, затариваемся
водой.

Дальше следуют перемежающиеся спуски подъемы по грунту в, опять-таки,
весьма живописных местах.

Длится
все это безобразие где-то километров 15 и мы оказываемся в городке Zernez (1473
м). Это приблизительно середина сегодняшнего этапа. В районе этого городка есть
какой-то уникальный тоннель в несколько десятков километров длиной. Причем он
только для поездов. Видны специальные платформы, на которые грузятся автомобили
при транспортировке через этот самый туннель.

По пути, как обычно,
встречается огромное количество народу всех возрастов и конфессий на великах:
это уже ранее приводимые в пример пожилые люди, люди среднего возраста с детьми
и без оных, дети сами по себе, ну и туристы-спортсмены вроде нас. Народ весел,
непринужденно оживлен. Я же начинаю ощущать первые признаки «жопной» болезни, но
не той, которая заставляет разум меркнуть при виде букв WC, а той, которая
поражает тех неразумных велосипедистов, которые едут слишком долго с тяжелыми
спиногрызами на плечах. Пока что помогают периодические «стоячие» периоды
вкручивания. При этом я ревниво всматриваюсь в лица одногруппников: а также ли
им «хорошо» как и мне? Это что же я один такой неженка? У меня что же, самый
тяжелый рюкзак? Сомнения терзают мою душу (никогда бы не подумал, что душа может
так низко опуститься), а седло задницу и самолюбие одновременно. Во время
короткой остановки, осторожно (дабы не быть неправильно понятым), как бы
вскользь (ух ты! Слово с двумя мягкими знаками!!!) замечаю, что вот, мол,
дискомфорт ощущается некоторый в седалищно-крестцовой области. Марцель как-то
живо, как будто прямо-таки ждал этого момента, замечает в ответ, что его
седалищно-крестцовый отдел также испытывает чувство известного дискомфорта.
Причем его также слегка беспокоит и состояние его поясничного отдела. Меня это
успокаивает и вселяет некоторый оптимизм, т.к. у меня, по крайней мере,
поясничный отдел вполне себе благополучен (пока что). Мы обмениваемся
понимающими взглядами людей видавших и не такое в поясничной области и
продолжаем вкручивание.

Вот мы докатываемся до деревушки Susauna (1682 м).
Деревушка просто крохотная – одна улица, несколько домиков, и кафешка прямо у
дороги. Последний передых перед заключающим километровым апхилом.

Я
заказываю какой-то местный супец, который приходится весьма кстати. Своим
приездом мы вносим оживление в сонное царство этого местечка. Народ шумит,
ест-пьет, играет в футбол с местной ребятней, общается с хозяйской собакой,
которой, судя по ее виду, все эти туристы-велосипедисты уже осточертели.

Самое время начать повествование о великом восхождении меня (мну… мне…) на
высоту 2636. Если вы раньше думали, что велосипед это легкая, ажурная
конструкция, для того чтобы весело и непринужденно лететь по летним тропинкам с
развевающимися на ветру волосами, то вы жестоко заблуждались! Это, как бы этак
помягше сказать, блять, не совсем так! Это, сука, тяжелая хрень, на которой ты
либо задыхаясь, на передаче 1-1, прешься с тяжеленным мешком, полным всякого
дерьма, пробуксовывая на осыпающихся камнях, практически лежа на руле (иначе он,
зараза, начинает козлить), периодически объезжая с разной степенью успешности
коровье говно, равномерно распределенное по все длине трейла, либо прешь байк на
себе, проклиная тот день, когда ты сел за баранку этого пылесоса, опять-таки
ловко (или не очень) перешагивая через все то же коровье дерьмо!!!! (от души
написал).

Вот так
вот все шло до момента, когда мы поднялись до самой верхней коровьей фермы. Я
стоял взмылено глядя перед собой и четко видел, как дорога уходит в горную речку
и выходит совершенно сухая с другой стороны. Мыслительные процессы были
заторможены или просто отключены организмом ввиду их ненадобности. Странно
подумал я. Часть народа уже была на другой стороне и на камнях другого берега
явственно виднелись мокрые следы протекторов, подтверждавшие мое предположение,
что брод неизбежен, как крах империализма. Я вздохнул и вьехал в воду в месте,
как мне казалось, наиболее подходящим для этой процедуры. Я сразу же погрузился
в ледяную воду по втулки, но продолжал бешено крутить на маленькой передаче и
даже было успел подумать что-то типа «хорошо едем». Тут я увидел небольшой такой
бурунчик на воде, который обычно образуется вокруг подводного камня, больше чем
среднего размера. Вода была девственно чиста и прозрачна, и я хорошо видел это
голыш, лежавший себе спокойно на дне речки. Думая, что объезжаю его я уперся
передним колесом аккурат в этот камень. То, что произошло дальше, я не могу
вспоминать без дрожи и трепета: я балансировал где-то секунды две, но въехать на
него так и смог и поступил так, как нам завещал великий Ньютон: а именно
медленно начал падать вправо. Угадайте с трех раз: успел ли я выстегнуть свою
правую ногу? Правильно! Не успел! Я эффектно плашмя ушел под воду, единственно,
что я успел сделать, это немного выставить колено и упереться правой рукой. Если
вы думаете, что вода была холодной, то вы ошибаетесь. Она, была п…ц какой
холодной, она вообще только что растаяла! То, с какой скоростью мое тело было
исторгнуто этой водой, заставило бы Архимеда нахрен закрыть свой дурацкий закон.
Выскочив, я что-то там воскликнул …. Нет, не «эврика!». Ну, русский язык богат
неформатной лексикой, так что сильно думать не пришлось… выскочил засеменил к
стоявшему в 30 метрах народу. Как-то так получилось, что моего позора не видели
ни те, кто уже переехал, ни те, кто ехал сзади. Поэтому представьте себе
замешательство народа, когда я молча, что-то там бурча на неизвестном им языке
(я, по-моему, ругался на кабардинском, что весьма нетипично), подбегаю и начинаю
лихорадочно раздеваться на холодном ветру, около фермы среди коров и коровьего
дерьма. Коровы были весьма озадачены видом моего голого зада, возможно, это даже
как-то повлияло на надои молока в этот день. Некоторых из них это так
травмировало, что они стали собираться вокруг моего байка и пробовать жевать
седло. Я не фетишист, но седло Fizik Gobi – это хорошее седло и оно мне
нравится, но вступиться за свой велик я не мог, так как стоял полуголый на
крошечном пятачке травы, еще не засранном коровами и не мог сделать ни шагу.
Тут, наконец, из ступора вышел Кирби и отогнал коров, тем самым защитив мой вел.
Народ наконец сообразил что произошло и стал весело обсуждать ситуацию. Я еще
был в середине процесса переодевания и складывания в рюкзак мокрой одежды, как
Кирби дал мне понять, что дальше тропка только одна, мол, не маленький сам
найдешь. Пока я возился с рюкзаком, народ укатил вперед и я остался совершенно
один. Отставшие отставали так далеко, что еще до этого места не добрались.

Наконец я
пришел в себя, сел и покрутил дальше. Я основательно замерз пока переодевался и
ожесточенно крутил, чтобы согреться. Вскоре тропка стала настолько крутой и
трудно проезжаемой, а мой зад уже так ныл от тяжелой поклажи, что я решил идти
пешком. Пешком еще требовалось подниматься около 400 метров.

Ну, вот
значит иду, периодически посматриваю на высотомер и на скорость. Polar
показывает мне какие-то несуществующие скорости, типа 0.9 или 1.1. Я тихо фигею,
но идти быстрее не хватает сил, т.к. весьма круто. В какой-то момент усталость
так накатила, что было инстинктивное желание просто выкинуть вел куда-нибудь
подальше. Я все же поборол это искушение, чем втайне горд! Через какое-то время
я таки поднимаюсь на искомую высоту и вижу перед собой уже многократно виденный
на фотках домик. Он, кстати, не так уже мал – три этажа, ресторанчик, бойлерная,
полностью автономное энергообеспечение, энергия накапливается за счет солнечных
батарей.

Захожу,
вел остается в предбаннике, а входе специальный шкафчик, где можно оставить
обувь и одеть специальные тапочки. Тапочек очень много. Кстати, пока шел, часть
влажной одежды, что была на мне, а именно чулки, практически была высушена мною
с помощью техники тибетских монахов, высушивающих мокрые простыни на ледяном
ветру теплом своего тела. Ну, т.е. мое тело еще какое-то там тепло вырабатывало.
Подумать только! Остальное иду и развешиваю в бойлерной. Поднимаюсь на второй
этаж, кидаю в общей комнате свои шмотки, беру полотенце, шампунь и прочее – иду
в душ. Душ там особенный – он платный. В кабинке есть специально приемник для
жетонов, жетон стоит 5 франков, горячая вода в результате течет 3 минуты (там же
в душе счетчик минут). Холодная бесплатно. Швейцария, одним словом. При мытье
главное во время ткнуть в специальный сенсор, чтобы остановить горячую воду
чтобы зря не лилась и не заорать если вдруг что-то перепутаешь и польется
холодная. Ну, мне, в принципе, не привыкать.

В домике вцелом не жарко, более
менее тепло лишь в ресторанчике, где постепенно все и собираются. Народ
отдыхает, пьет напитки – коротает время до ужина. Ужин весьма сытный, как-то
по-домашнему организованный. Затем просто отдыхаем, погода к этому врмени
заметно улучшается, над горами красивый закат. Выходим пофоткаться на фоне пика
Kesch.


Отбой
ранний, т.к. и подъем предстоит тоже ранний. Кристиан инструктирует по
завтрашнему этапу. Также он предупреждает, что спать здесь трудно, т.к. вроде
как высота, и т.д. Я только позже понял какое «т.д.» он имел в виду.

В нашей
комнате размещается человек 10 народу, спим на таких, своего рода, нарах, но
т.к. у всех есть спальники, то нормально.

Я ложусь
на второй ярус, полагая, что подальше от Ниджата – здоровее сон. Но я же не
знал, что Ниджат просто ангел по сравнению с немцем, который оказался сбоку!!!
Когда он первый раз всхрапнул, я несколько напрягся, но все еще не верил, что
все так плохо, когда же он перешел в крейсерский режим, остатки сонливости
исчезли и у меня началась паника! Он не умолкал – я кашлял, пинал его руками и
ногами – ничего не помогало. Простуженный Мальте спал с другой его стороны, и
постоянно чихал, сморкался и шумно вздыхал, внизу к хору присоединились еще
человек 5 и тут я понял, что попал в ад! Беруши? Какие к черту беруши!!! Детский
лепет! Беруши его не берут! Может помочь только точечный удар саперной лопатой.

От множественного храпа и когда немец включал турбонаддув, вся конструкция
начинала мелко трястись! Я шепотом матерился и категорически не мог заснуть. В 6
утра, он, сладко потянувшись и зевнув, уставил свои сонные глазенки на меня и
спросил улыбнувшись: «как дела?». Многозначительная пауза…..

Суд бы меня
оправдал, если бы я его убил.

Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.